Archives for Март 2014

Март 25, 2014

Гигиена выбора и эволюция подделки

Все мы знаем, как велика и разнообразна сфера фейковых продуктов, в особенности благодаря Китаю. Они подделывают все, от подгузников до Джоконды, причем живопись им особенно удается:) Кто-то наверняка видел поддельные айфоны с нелепыми маленькими экранами и толстым корпусом, или покупал реплику популярных кроссовок. И в индустрии интерьеров такая же ситуация, все известные бренды всегда копируются.

Haibo Yu Haibo Yu

Например, знаменитые кресла Eames Plastic Side Chair DSW давно вошли в анналы истории мирового дизайна. Однако в России как обычно уникальная ситуация: эти стулья во многом популярны благодаря дешевым китайским репликам, причем зачастую их выдают за оригинал, и продают по неприемлемой цене.

Несмотря на то, что копирование это в каком-то смысле тренд и самовыражение целой нации, все же лучше знать оригинал в лицо. Поэтому, если вы хотите отличить настоящий стул от сомнительной копии, вы должны знать, что: в Европе эксклюзивные права на авторский дизайн семьи Эймс есть только у компании Vitra, а в Америке и Азии у Herman Miller. Так что в Москве настоящие кресла с деревянными ножками могут быть только с ЧЕРНЫМИ спицами, древесиной 3х разновидностей, и цветным пластиком.

У моих любимчиков Droog Design даже есть исследование на тему китайской самоидентификации. Их бесконечный копипаст заставил дизайнеров задуматься, как будет развиваться китайская культура и какое значение в этом развитии играет мировое сообщество, со всей своей истерией тотального потребления. Голландцы пришли к выводу, что заимствование и повсеместное копирование и есть часть новой китайской культуры. Что в копировании скрыт сакральный смысл, так как каждая последующая копия меняет предмет по-своему и дарит ему особую эволюцию. В результате, для своего эксперимента они выбрали исконно китайские объекты и показали свои версии копий. Так, как если бы традиционный предмет обрел новый облик в современности.

Благодаря культуре клонирования мы становимся свидетелями поразительного парадокса, когда реплика перестает нести негативный смысл. Меняется сама парадигма отношения к копированию — копия становится самоценным объектом, не уступающим оригиналу в аутентичности. Количество перешло в качество.

Как в случае с арт-трио Shanzhai Biennial: в качестве материала для своего творчества они используют логотипы известных мировых брендов. Для своей инсталляции они использовали красноречивую метафору — китаянка перепевает хит ирландской певицы Sinéad O’Connor

Март 17, 2014

Рабочее пространство как место силы.

Iceoff открывает рубрику мнений и первые откровения нам дарит креативный директор Proekt Agency Роман Крихели.

Недавно пришел к совершенно банальному выводу, который впрочем полностью перевернул мое представление о работе. Я люблю и всегда любил свою работу, но я не трудоголик, и всегда относился к работе, как к должной необходимости. Не вынужденной, но должной. И мне казалось, что имея финансовый карт-бланш, я бы строил свою жизнь иначе. Больше бы отдыхал, больше путешествовал, больше бы занимался благотворительностью, инвестировал бы в интересные стартапы. Просто хочу сказать, что всегда противопоставлял работу отдыху — это как два полюса, и ты не можешь быть на обоих одновременно.

С другой стороны, я постепенно начал замечать, что эффективность рабочей деятельности не постоянный показатель. Например, идеи приходят в голову по-разному и часто это зависит от того, где ты находишься. К слову, идею интерактивной инсталляции для Ахмад я придумал, пока плыл под водой в бассейне. Множество хороших идей пришло во время прогулок по Лондону. Иногда эффективно поработать в кафе, сменив обстановку. Однако, чемпион — это хамам. Тело полностью расслабляется и не мешает голове, и идеи оказываются там сами собой. То же самое касается рутины: она хорошо идет в одних условиях и превращается в прокрастинацию в других.

И в какой-то момент я понял, что работаю в правильных местах, и грань между работой и отдыхом исчезла. Просто работа стала основным способом самосовершенствования, а именно в этом я вижу смысл жизни. И произошло это во многом вследствие осознания того, какое колоссальное воздействие оказывает окружающее пространство на отношение к работе.

Если мы говорим о чемпионском результате, то работа это всегда пот и кровь, и усилие за пределами зоны комфорта, но при этом работа может быть потрясающе приятным процессом. А зависит все во многом от того, где ты работаешь. Согласитесь, есть разница между убогим рабочим местом, холодным неоновым светом, затекшей поясницей… и возможностью перемещаться по просторному офису с ноутбуком, с хорошим чаем или кофе. То, оказавшись в кресле рядом с камином и торшером, или проведя летучку в уютной переговорной, стоя около высокого стола, либо поработав на планшете в шезлонге около бассейна.

Возможно, вы скажете, где же найти такие условия? НЕРЕАЛЬНО. А я скажу — ищите и требуйте, ведь это ваша жизнь.

Март 11, 2014

Дворцы и землянки. Как понимается понятие nesting на западе и у нас.

В прогрессивных западных компаниях под глаголом nesting («угнездиться», если переводить дословно) в офисном контексте подразумевается совсем не то, что у нас. Описывая свой офис, иностранец будет иметь в виду уют и комфорт, повышающий эмоциональный тонус сотрудников, их активность. Подталкивающий вести дела вдумчиво, в выбранном самим человеком месте (гнезде). У него в офисе все удобно как дома, а может даже и лучше. Причем это заслуга именно политики компании: создавать людям комфортные условия и современный интерьер; не привязывать их к одним и тем же рабочим столам, а предоставлять выбор, подходящий эмоциональному состоянию и характеру задачи. “Гнездо” — это не маленький рабочий стол, а все общее, мотивирующее пространство офиса.

 

В России же все наоборот. Русские “гнездующиеся» сотрудники — это самое слабое звено в компании. Дело в том, что начальство чаще всего экономит на том, чтобы создать своим подчиненным антистрессовую среду. Офисы таких “предприятий” выглядят печально, и люди начинают тащить на рабочее место всякую белиберду из дома: от фотографий своих котят, до любимых подушек и фикусов. И после того, как порядок наведен и так называемый уют создан, человек расслабляется, потому что миссия выполнена. Теперь у него все как дома, а значит можно отдыхать и спокойно получать ЗП. В результате никаких свежих идей и инициатив от такого сотрудника почти никогда не исходит. Он окопался и держит оборону в своей уютной землянке, за порогом которой только серое бездушное пространство и стратегическая тропа к кулеру. Выбежал за водичкой — и обратно в укрытие. И сотрудник в этом не виноват, это естественное поведение.

“Ну что, ушло начальство? Фуф, пронесло! “Ну что, ушло начальство? Фуф, пронесло!»

Поэтому на руководителях лежит огромная ответственность перед своими подчиненными — не только платить зарплату и соблюдать ТК, но и обеспечивать мотивирующее пространство для совместной работы. В конце концов, это выгодно.

Конкурсанты «Best Гнездышко Awards». Мировой опыт

Март 07, 2014

Персона в рамочке

 

Iceoff продолжает обзор офисных прелестей. На этот раз речь пойдет о лаунж кресле компании Haworth. Его название как нельзя лучше передает идею дизайна — Windowseat. Кто из нас не любит сидеть на подоконнике? Дизайнеры предложили нам разместиться в символическом окне.

Примечательно так же, что эти кресла обладают акустическими данными, благотворно влияющими на атмосферу пространства. Его форма и ткань прекрасно абсорбируют звуковые волны, защищая при этом и того, кто внутри.

Я уже писала, как важно уделять акустике особое внимание. Но что особенно радует, это тенденция, когда заурядные мебельные компании начинают сотрудничать с молодыми талантливыми дизайнерами, не боясь новых ярких идей и изменений в производстве. Так держать.